Кино о памятнике

Гражданин Кейн (Citizen Kane), 1941

 

Если бы нам с Вами повезло прогуляться по городу Кино, то в первую очередь, как и любые уважающие себя туристы, мы бы с Вами пошли на осмотр достопримечательностей. То тут, то там были бы видны хорошо известные нам персонажи, воплощенные в жизнь посредством городских интересностей. Тут — памятник Нео, выгнутый дугой, там – отель с названием «у Бэйтсов», фонтан с красной жидкостью, имени Тарантино, или картинка с эволюцией Годзиллы, которой бы Дарвин обзавидовался. Но один памятник будет стоять на самом видном месте, и как бы Вы на него ни смотрели, взгляд Ваш будет направлен снизу-вверх. Подпись будет скромная, и сразу ее рассмотреть будет сложно, но как только Вы увидите год установки памятника, все станет на свои места. На граните выбито — «Гражданин Кейн, Орсон Уэллс, 1941». Современный турист не всегда поймет от чего этому потрепанному временем, но все так же возвышающемся над Вами памятнику, такая честь. Поэтому, экскурсоводу будет приятно рассказать эту историю снова, и не просто описать героя, но и пояснить, за что он до сих пор любим.

Гражданин Кейн (Citizen Kane), 1941

Гражданин Кейн, весь в белом

Начать подобный рассказ можно было бы с фигуры Орсона Уэллса. Он на примере доказал силу искусства, и средств массовой информации, поставив радиопостановку по «Войне миров» за авторством тезки по фамилии, Герберта Уэллса. Прием по нынешним меркам не такой уж и грандиозный, но всколыхнувший Нью-Джерси 1939 года. Орсон подал «Войну миров» как репортаж с места событий, плавно перетекший в непрекращающуюся сводку новостей о приземлении марсиан. Все бы ничего, но объявление о том, что это – радиопостановка классики научной фантастики было дано один раз, да и то перед первым включением репортера с места первого контакта. Как итог – тысячи людей, поверивших в контакт с инопланетной расой, паника и неподдельный ужас. Позже, в «Гражданине Кейне» прозвучит фраза «не верьте всему, что говорят по радио», тонко подводя итог предыдущим событиям, и предопределяя роль СМИ на долгие годы. Приобретя немного опыта в индустрии радио, кино и театра, в возрасте двадцати четырех лет Орсон берется за картину, которая и по сей день присутствует в списках лучших кинопроизведений человечества.

Что же это за «Гражданин Кейн»?

Гражданин Кейн (Citizen Kane), 1941

Один из тысячи символов

Если давать емкую характеристику данному фильму, то сойтись можно на фразе: «Таким должно быть кино». Далеко не глупый фильм, не растерявший своей актуальности по прошествии большого времени, с интересными режиссерскими находками, и дающий повод задуматься о себе после просмотра. Он старый, черно-белый, и все новаторство и изобретения режиссера не раз и не два использованы после, но приемы эти настолько интеллигентны, что не утомили зрителя, и вряд ли смогут. Это сейчас из любого интересного изобретения выжимают все соки, пока от него и скелета не останется, после чего переходят к следующему, который в первые мгновения кажется глотком чистого морского бриза. Судьба такового ветерка предопределена предшественниками. Так было и с «More dark, more realistic» (англ. «Более мрачно, более реалистично», трилогия Бэтмена за авторством Нолана), так было с трясущейся камерой (прием, взятый на вооружения после «Борнианы»), так было с Тарантино, литрами крови и его неуемными разговорами. Любой постмодернизм и новизна неумолимо скатываются либо в «попсятину», либо остаются уделом фестивального и авторского кино, зрителям которого не важно, чем восторгаться – главное, что «не так как у всех».

Но, отойдем от крайностей, «Гражданин Кейн» — он не такой. Он… Он выше всего этого, в первую очередь потому, что Уэллс снимал себя, направляя камеру снизу-вверх. Так оператор и режиссер поступают со всеми главными героями, дифференцируя таким нехитрым способом их и остальных персонажей.

История, рассказанная в фильме – одновременно и биография, и выдумка. Некий Уильям Рэндольф Хёрст, медиа-магнат и ведущий газетный издатель, был настолько не в восторге от такого вольного изложения своей жизни в сценарии, что постарался изо всех своих сил не допустить ленту в прокат. Молодому режиссеру сражаться с Херстом было не так просто, и можно только лишний раз порадоваться его победе. А «Гражданин Кейн», в свою очередь, с небольшой натяжкой может называться байопиком.

Гражданин Кейн (Citizen Kane), 1941

Занаду (Ксанаду)

Символы, то тут, то там «разбросанные» по фильму – одно из главных достоинств ленты. Фильм начинается с Занаду (или Ксанаду, как Вам угодней), полумифического замка Кейна, и им же и заканчивается. Именно эта постройка признается центральным символом, вокруг которой крутится вся история – Кейн стремится к совершенству, строя это титаническое поместье, дополняя и переделывая его. Тут Вам и сложная душа творца, и несбыточная цель бытия, и символ недостижимости сверх целей. Но на одном Занаду весь фильм не построить, и Уэллс наполнил ленту тысячей мелких деталей, уже потом ставшими его любимыми приемами. К последним можно отнести и игру света и тени, и фразы типа «Бутон розы», внесенной в список самых популярных цитат, и ставшей хрестоматийной сцена с Кейном, тяжело идущим перед зеркалом. Фильм не так прост, как кажется на первый взгляд, и, если Вы пожелаете увидеть и понять с первого раза все, что туда заложили создатели – рекомендовал бы Вам ознакомиться с критикой. Не поймите только превратно – неподготовленный зритель получит удовольствие, но значительно интересней смотреть его, зная, что к чему.

Гражданин Кейн (Citizen Kane), 1941

Суть фильма в одном кадре

Самый главный сюрприз «Гражданин Кейн» преподносит уже после окончания. При внимательном анализе вдруг окажется, что в фильме главный герой непосредственно присутствует только в одной сцене, да и то на смертном одре, произнося знаменитое «Rosebud». Все. Остальное – призраки Кейна, то, как его запомнили люди, то, какое впечатление он по себе оставил, и какой отпечаток оттеснил в их жизнях.

Гражданин Кейн (Citizen Kane), 1941

На самом деле — это почти начало фильма

Недостатки у фильма тоже есть, и с тем же успехом они могут стать и достоинствами – фильм старый и сверх почитаемый. От этого некоторым кажется, что они вольны сказать, что фильм перехвален, переоценен, не смотря на всю аргументацию. Тот же вывод можно сделать и о любой значимой фигуре, воплощенной в бронзе, но это не отменит почета и уважения большей части аудитории.

По сему получается, что фильм является чуть ли не идеальным рассказом о человеке – краткое описание жизненного пути, фраза всей жизни, и следы, следы, следы. Последние оставлены в душах, сердцах и деяниях – там, где они и продолжат существовать после того, как не станет самого человека. Смотреть ли такое кино сейчас – обязательно, ведь к таким фильмам, как и к памятникам, не зарастает народная тропа.

Похожие статьи:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *