Movie тон, 300 Спартанцев (300), 2007

Доброго времени суток, и заранее приятного Вам кофе!

Идея смакования одной хорошей сценой не менее хорошего фильма, а именно «300» Зака Снайдера, пришла откуда не ждали. Если быть более конкретным – во время просмотра продолжения вышеупомянутой ленты. Причина довольно проста: каждый из боевых моментов сиквела так или иначе в воображении автора этих строк сопоставлялся с предметом нашего сегодняшнего разговора. И, как Вы понимаете, победителем вышла сцена из фильма, который вышел первым.

300 Спартанцев (300), 2007

 

В принципе, подводить к этой сцене человека, смотревшего оригинал особого труда не составит. Если же Вас обошла сея прекрасная участь, настойчиво рекомендовал бы в кратчайшие сроки восполнить пробел. Если вкратце – персидский военачальник / царь / божество / позолоченный полуголый мужик Ксеркс как раз начал порядком уставать от обороны трехсот храбрых сыновей Спарты. Только что провалилась попытка атаки кавалерии верхом на слонах…

 

Для автора этих строк данный отрывок умудряется переплюнуть все, увиденное в «Расцвете империи» (кроме Евы Грин, конечно). Не смотря на масштабные сражения второй части, на тактические ухищрения Фемистокла, и даже на лошадь в трюме. С первого взгляда кажется, что сей отрывок ничем не примечателен, и именно в этом его прелесть.

Присмотритесь внимательней. Сперва нам показывают на примере Астиноса, чего достоин один спартанец в бою. Показывают с помощью роскошного и излюбленного приема режиссера Снайдера – замедление движения. Позже он немного увлечется, да так, что уже в «Запрещенном приеме» четыре года спустя эта техника будет откровенно мешать. Но в данной картине «слоумо» прекрасно оттеняет каждое движение бойца. О том, на каком уровне находится в данной ленте боевая хореография, думаю, особо распространяться не стоит, да и все прекрасно видно дальше. Происходящее после присоединения к старшему сыну капитана Артемия героя Майкла Фассбендера, каждый раз заставляет задержать дыхание. Музыка притихает, давая возможность ощутить на собственной шкуре прилив адреналина, и нам одним кадром показывают мастерство людей всю жизнь занимающихся искусством войны. Резкие, отточенные удары, уклонение и кувырки – арсенал разнообразен и зрелищен, не смотря на то, что перед нами не тысячная армия, а всего два спартанца.

Далее, не отрываясь от боя, камера смещается на друга Астиноса – Стелиоса, плавно смещая акцент на его персону, делая его главным действующим лицом в кадре. То, как это организовано – выше всяких похвал – можно и упустить это из внимания. Но динамика сцены такова, что на долго задерживать внимание на Фассбендере не получится, да и стоит ли? И вот режиссер направляет камеру немного в сторону, вновь возвращая друга и побратима Астиноса в кадр, давая прекрасное понимание того, что вся эта резня – дело рук всего двух человек, и то, как они понимают друг друга в бою.

Все это на дикой скорости укладывается в минуту с четвертью, и при всем этом жаловаться на мельтешение или на то, что Вам что-то не удалось рассмотреть, не получится – Зак Снайдер умеет все снять и показать так, как никто другой. Он мастер визуала и мастер своего дела, и именно поэтому данная сцена и уделывает на «раз-два» все то, что постарался явить сиквел.

Похожие статьи:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *